Photo

Мец Анапат

Уютный, домашний, словно созданный для спасения именно твоей души, он не кричит, не зовет, не поражает. Он ждет того, кто заметит его, приютившегося на самом дне Воротанского ущелья. Ущелья, крутой скалистый склон которого где-то там, высоко над Анапатом, переходит в стену великого Татева.

Анапат с армянского переводится как “пустыня, пустошь, пустынь”. В данном случае - переводится как – “место уединения”. Жили здесь не просто монахи, а отшельники и аскеты - люди, которые по каким-то причинам отреклись от мирской жизни и довели до минимума контакты с ней. Тем не менее, многие кельи (хотя и очень маленькие) очень удобны. В каждой - стенная печь, украшенная резьбой, полки для книг и нехитрой утвари, оконце. Перед кельями - по небольшому “балкончику” с арочным выходом во двор. 
Посреди монастырского двора высится базиличная церковь. Пристроенный явно позже притвор слегка нарушил архитектурное совершенство двора - между ним и кельями, расположенными по правую руку от ворот, теперь осталась неоправданно узкая дорожка.   В глубине двора арка над пересохшим родником. Сразу за ней начинается целый ряд хозяйственных и производственных помещений: трапезная, кухня, пекарня, конюшня…

Вообще, Анапат отлично сохранился. Это не развалины, а хорошо сохранившийся монастырь, причем совершенно лишенный глянца современных реставраций. Наверное, поэтому здесь оборачиваешься на каждый шорох в ожидании, что сейчас вернутся хозяева - в черных рясах, с огромными, еще недописанными фолиантами под мышкой. Но они не появляются. И вдруг понимаешь, что монастырь этот похож на огромный корабль-призрак, выплывший из тумана в Бермудском треугольнике, - все как было, только людей нет.